Газета.Ru





Сборная России билась, как одиннадцать чертей




Первый матч наших в отборочном цикле к чемпионату мира по понятным причинам московские болельщики смотрели, кто где сможет, а потому коллективный просмотр футбола был в эту субботу делом обычным. Заканчивался матч под громкое скандирование Россия. Не без нотки гордости в голосах.


    С трансляцией этого матча все было, не слава Богу. В Москве, по крайней мере.
       Обещал прямой репортаж объединенный канал РТР+ОРТ, выходивший последние дни на второй кнопке. И, когда, казалось, определенно договорились давать вживую, — уже состоялось совещание руководства, и об этом было принято решение, — ожил передатчик телеканала ОРТ, которому права на эту телетрансляцию и принадлежали. За час пятнадцать до начала матча.
       Передатчик-то ожил… А картинка в большей части Москвы — нет. Белый снег. Такси! Стадион Динамо, да побыстрее!
       На стадионе Динамо было все, как перед обычным футбольным матчем. Болельщики (их много, больше, чем ходит в среднем на матчи одноименной команды), милиция. Только прожекторы непривычно горели в восьмую накала, а время для футбола было непривычно позднее… Футбол показывали с больших мониторов, установленных внутри спортарены. Вход — свободный. Позаботилось ТВЦ.
       Минут через 15-20 после начала игры из динамовского чрева хлынул неожиданно плотный поток болельщиков. И это при том, что примерно столько же, несколько тысяч зрителей (не поймавших трансляцию дома и рванувших на Динамо) пыталось, напротив, войти на трибуны. Нет, картинка на громадном мониторе не оборвалась, как это можно было предположить снаружи стадиона. Просто соседство милиции и фанатов привело к очередной драке, причем весьма жестокой. Видеть мне довелось только ее отдельные последствия (нескольких фанатов с фингалами и окровавленными носами; уводимого собратьями под руки ОМОНовца, лицо которого представляло месиво; замертво лежащие у выхода кресла из синего пластика). Тут вход на трибуны был перекрыт крепкой решеткой, и толпа опоздавших, перемешавшись с изгнанными из рая, проклиная и милицию, и фанатов, и телевидение, разбрелась в поисках телевизора с ОРТ.
       Как возникла, кстати, драка? — да как обычно. Что-то случилось в секторе — то ли потасовка между своими же, то ли швырнули огонь. Милиция отправилась наводить порядок на трибуну, ее оттуда скинули, в ход пошли дубинки ОМОНа и пластиковые кресла болельщиков… Все банально. Смешное заключается в том, что первоначально экран собирались монтировать на Поклонной горе, и ГУВД города эту идею не одобрило, заявив, что в этом случае будет затруднительно контролировать правопорядок и безопасность зрителей. А если экран установят на стадионе, милиция за порядок ручалась.
       Но вот, и репортаж. Состав наших вполне предсказуем: Нигматуллин, Хлестов, Дроздов, Чугайнов (прямо Локомотив—Бешикташ), Онопко, Смертин, Гусев, Титов, Мостовой, Карпин, Бесчастных. Все, кроме передвинутого с правого фланга на левый динамовца Ролана Гусева — бывшие или действующие спартаковцы с локомотивцами. Дождь над цюрихским Хардтурмом лил, не переставая — примета, не подтверждаемая практикая, утверждает, что для спартаковцев Титова и Олега Романцева эта погода — самое оно…
       И грянул бой. Первый для сборной более чем за 10 месяцев — человека за это время можно зачать и родить.
       Первыми, на правах хозяев, ударили швейцарцы — и опорный полузащитник Смертин уже тянет мяч из пустых ворот, не позволяя ему закатиться за линию. Швейцарцы прессингуют — как-никак, они на своем поле (среди зрителей — Жоао Авеланж); все опрошенные не вышедшим в субботу из-за поломки типографской машины Спорт-Экспрессом игроки обещали выиграть у России. Английские букмекеры, кстати, думали по-другому, отдавая нашим очень микроскопическое, но все-таки преимущество. Прессинг очень эффективен на небольшом поле Хардтурма…
       Но наши тоже цеплялись, стелились в подкатах, летали по скользкой траве за безнадежными мячами — и такую, бившуюся, как одиннадцать чертей, сборную России не видали давно… Сыровато наши играли, под стать погоде, и нельзя сказать что никто из команды не выпадал. Да от стартового состава из игроков восьми разных клубов, ожидать другого было нельзя. Гусев, например, действовал не то чтобы плохо — но пока чужой он в этой команде, и редко замечали его партнеры. Титов играл первый матч после травмы, и, как следствие, мало чем мог помочь; умно, но без блеска и с меньшим огоньком, чем всегда, действовал Мостовой… Но проскальзывала и комбинационная мысль, и техника и был напор, и, главное, наши дрались.
       Думается, играй Россия в субботу с чуть меньшей страстью, проиграла бы она швейцарцам, как миленькая. Несмотря на все свои комбинационные мысли.
       Заводил игру и делал ее осмысленной Карпин (а ведь ему 31; а что будет года через два?). Почти каждая наша атака развивалась через правый фланг, и Валерий, получив там мяч, всегда находил, чем обострить ситуацию. Прострел, навес — все опасно, все неприятно; все лучше, чем академично, как в матче с Израилем, возвращать мяч назад. Вот один из них едва не замыкает как вы думаете кто? — Хлестов! Один раз за игру он может прийти в чужую штрафную, но ему не везет.
       Очередной пас Карпина — и Мостовой бьет с линии штрафной в дальний угол. Взаимодействие наиграно; эту нехитрую, но эффективную комбинацию я в их исполнении не раз видел и в Сельте. Жаль, по мячу не удалось попасть как следует, поскакал он тише, чем хотелось бы, и вратарь Пасколо его накрывает. И тут же острейший момент у швейцарцев – Нигматуллин вроде бы уже лежит, и мяч летит за него прямо в ворота, а если и мимо — то вот, голова Рея готова переправить его в сетку… Лежашего кипера подбрасывает вверх; рука тянется к мячу, и снимает его прямо с реевской головы — угадал на сей раз Романцев с вратарем.
       Комизетти разворачивается вокруг Онопко, но угол уже остр. Швейцарец бьет и падает на газон — противодействие в матче жесткое, времени на обработку мяча нет; мяч летит в сетку с боковой стороны, а Нигматуллин его полет контролирует. И довольно много дальних ударов — скользко ведь. Наши бьют сильнее, но в основном мимо, швейцарцы бьют тише, но точнее; Нигма справляется с их ударами шутя. И перерыв. По общему мнению бара, в котором смотрю матч, — крайне напряженная, неуступчивая, и абсолютно равная игра.
       Второй тайм Панов вместо Титова — направшивается и появление одного, и уход другого. Через некторое время — Аленичев вместо Гусева (но новоявленный португалец тоже себя на левом фланге не найдет). Битва продолжается.
       Такое впечатление, что команды слегка устают от сумасшедшего взаимного прессинга. И моментов становится больше.
       Панов дважды врывается в штрафную. Один раз ему удается перехитрить сторожа, отсидевшись у него за спиной, но вратарь быстрее. Затем он — юркий, скоростной, — прокидывает через частокол ног мяч, летит оземь, с надеждой смотрит на Кима-Мильтена Нильсена… Нет, пенальти не дают, и в следующий раз фамилию Панов можно будет упомянуть за пять минут до конца, когда ее обладателя поменяют на Семака.
       Другой нападающий, Бесчастных, тем временем, упускает супермомент. Он находится в левой части штрафной площадки, а вратарь и мяч перемещаются параллельно линии ворот, причем последний — быстрее. И делает Владимир все вроде правильно — щечкой, да в противоход, да Пасколо успевает подставить свою ногу, и мяч не долетает до цели несколько сантиметров. Минут на 5-7 инициативу перехватывают швейцарцы, напряжение разливается по нашей штрафной, но вроде бы все обходится. В эти минуты лидерство в нашей команде берет на себя Онопко — он и в обороне, и зовет партнеров в атаку. Онопко небезгрешен. После Израиля (первого матча) его только не призывали не линчевать — игра со Швейцарией показала, зачем Виктор нужен сборной.
       Снова игра выровнялась. И тут же — дальний выстрел Карпина. Крестовина! Что за невезение!
       Новая атака. Снова Карпину на правый флаг. Низкий навес, Бесчастных подпрыгивает… Гол!!! Пасколо разводит руки в стороны — ничего швейцарский вратарь поделать с летящим в дальний от него угол мячом не мог.
       Несколько человек в этом баре сорвали себе в эту минуту, 74-ю в матче Швейцария-Россия, голос.
       Оставшуюся почти треть часа наши отбивались. Вроде грамотно и уверенно — и мяч держали в центре поля, и зоны потенциального развития чужих атак все перекрыли, и не фолили особо перед собственной штрафной. И вывели Бесчастных один на один, но первый удар Пасколо отбил, второй — уже головой — пошел ближе к флажку, чем к воротам. Но рикошет — и Сфорца, кажется, оказывается с мячом перед воротами. Нигматуллин и Смертин падают под удар… швейцарец это видит и отводит мяч в сторону, сейчас будет 1:1 — и опять нас спасает Смертин. Лежа, он протягивает ногу, как граблю, и этого достаточно, чтобы откатить мяч от убойного удара. И, кажется, Онопко (когда страшно — не до подробностей), выносит его далеко-далеко.
       Но одно нарушение возле угла штрафной — и эффектный навес на дальнюю штангу. И там Фогель -–да не заслуживала Швейцария по своей игре поражения, что там говорить — прыгает выше всех, и бьет головой в противоход Нигме. Вратарь замирает, сердце останавливается — мимо, слава тебе, Господи.
       Швейцарцы готовы были сражаться за свое спасение и дальше, но истекло и основное время, и три минуты добавленные Нильсеном (и еще один ек сердца — хозяева наваливаются, вешают в нашу штрафную от середины поля, а Онопко выигрывает борьбу в воздухе, и от его головы мяч летит прямо под перекладину. Нет, Нигматуллин, конечно, его был обязан ловить. Он и поймал, но ведь идет 92-я минута, и очень страшно). Все. Победа! При равной игре — но сколько выигранных уже матчей сборная России до этого упустила?
       Заканчивался просмотр первого матча сборной России в отборочном цикле чемпионата мира по футболу 2002 года под громоподобное скандирование названия нашей страны. Да, расхожий журналистский штамп, что поделать. Очень хочу его почаще употреблять.

Андрей Семьянинов






 версия для печати 

 обсудить в чате 

 обсудить в форуме 




...





info@gazeta.ru sales@gazeta.ru

© "Газета.Ru". При полном или частичном использовании материалов ссылка на "Газету.Ru" обязательна.